lactoriacornuta . (lactoriacornuta) wrote,
lactoriacornuta .
lactoriacornuta

Categories:
  • Mood:

Волшебные перья Арарахиса.

Волшебные перья Арарахиса.


Вспомнил еще одну любимую книгу детства...и с большим удовоильствием начал ее читать-нашел на Интернете..

http://lib.ru/TALES/qkubenko.txt

А.Якубенко. Волшебные Перья Арарахиса


 OCR Палек, 1998 г.


 * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * . ПОРА В ПУТЬ-ДОРОГУ

 


Глава 1. БОЛЬШОЙ СОВЕТ ЧЕЛОВЕЧКОВ

 

   Рассказ начинается
   Уже ночь. Ноль часов тридцать минут, как говорят по радио. Все в доме
спят. Дедушка тоже притомился и лег раньше обычного.
   Один я не могу уснуть. Ворочаюсь с боку на бок. И все думаю, думаю...
   Думаю о дедушкиной беде.
   Мой дедушка - учитель рисования. Он и сам пишет картины. Вот и сейчас
в углу его комнаты стоит мольберт с неоконченной картиной.
   Ребята любят деда и охотно остаются у него после урока. Если,  конеч-
но, дедушкин урок последний и не надо ждать другого учителя.
   Дедушка тогда рисует разные смешные вещи: оживший пароход с трубкой в
зубах, избушку на журавлиных ножках, бабу-ягу, играющую на балалайке.
   Потом дед раздает свои рисунки ребятам на память.
   Иногда  дедушка  рисует  забавные  картинки  для  собственного   удо-
вольствия.
   Однажды вечером дед нарисовал меня.
   Деду я сразу пришелся по душе. Он  поглядел  на  меня,  прищурился  и
одобрительно крякнул.
 

   В это время в коридоре зазвонил телефон. Дедушка положил карандаш  на
стол и вышел из комнаты.
   И тут чистая случайность перевернула всю мою судьбу.
   Нарисуй дедушка рядом со мной еще одного-двух человечков, я,  возмож-
но, и не подумал бы уходить с листа.
   Но дед их не нарисовал. Я был один. Совсем один, как перст.
   Мне стало грустно. Не с кем было поговорить,  посоветоваться,  посме-
яться. Даже поплакать.
   В одиночку это было невозможно.
   И я стал потихоньку освобождаться от бумаги.
   Как мне это удалось - долго рассказывать. Было  трудновато!  Приходи-
лось следить, чтобы башмаки, ухо или палец не остались случайно на бума-
ге. Тогда пиши пропало! Представляете себе, каков бы я  был  без  уха  и
пальца? Да и таких красивых башмаков я бы, наверное, не нашел.
   Когда дедушка вернулся в комнату, я успел спрятаться за толстую  кни-
гу. И стал глядеть - что будет дальше.
   А дальше было вот что.
   Дед подошел к столу и увидел, что меня нет. Вместо меня на листе  бу-
маги осталась аккуратная дырка.
   Дедушка удивился. Потрогал пальцем дырку. Приподнял бумагу,  заглянул
под стол и вздохнул. Потом заговорил сам с собой:
   - Глазам не верится! Куда же это он девался? Нет, нельзя столько  лет
жить в одиночестве! Ум за разум начинает заходить. Надо будет показаться
доктору!
   Тут я почувствовал, что мне пора объявиться.  Я  вылез  из-за  книги,
стал перед дедушкой и сказал:
   - Вот он, я!
   Дедушка вздрогнул от неожиданности. Он опустился в  кресло  и  взялся
рукой за сердце.
   Я подбежал к другой дедовой руке, лежавшей на столе, и ухватил дедуш-
ку за палец:
   - Дедушка! Не пугайся! Можно я останусь здесь жить?  Мне  так  скучно
одному на бумаге!
   После этих слов дедушка, наверное, понял, что имеет дело со смышленым
человеком. Дед успокоился и сказал:
   - Значит, и тебе тоскливо в одиночестве? Кто бы мог подумать! Ну, ес-
ли так, давай жить вместе!
   И мы стали жить вместе.

   Как помочь деду?
   У дедушки были самые разные ученики. Были одаренные, были и неспособ-
ные.
   Из одаренных вырастали настоящие художники.
   Из неспособных, хотя и прилежных, художники не получались. Но даже их
дед умел приохотить к рисованию. Человека от березы на их рисунках впол-
не можно было отличить. Кошку от коровы - тоже. Если же совсем рядом бы-
ли нарисованы дом и милиционер, то дом всегда был выше милиционера.
   А в этом году случилось что-то странное. В классе собрались,  как  на
подбор, одни ленивцы. На уроке они вели себя вполне пристойно. Не  шуме-
ли, не озорничали. Но зато и ничего не делали.
   Дедушка корил ребят и убеждал, сердился и рисовал забавные  картинки.
Ничего не помогало!
   От всего этого дед стал сильно уставать. И даже захворал.
   Моя рисованная голова просто раскалывалась от желания помочь дедушке.
Но я ничего не мог придумать. И друзья не могли посоветовать. Уж на  что
умный наш Фунтик, и тот не мог предложить ничего путного.

   Странные тени
   Не так давно я познакомился со Знайкой. Знайка живет в толстой  книге
на книжной полке у дедушки и нередко спускается  ко  мне  на  письменный
стол потолковать о том о сем.
   Я поведал Знайке о дедушкиной беде. Знайка сказал,  что  подумает  об
этом деле и в одну из ближайших ночей даст мне знать.
   Вот я и жду каждую ночь Знайкиного сигнала.
   Сплю я в коробке из-под цветных карандашей. Матрасик  мой  сделан  из
мягкого поролона, под головой - карандашная резинка в наволочке. Укрыва-
юсь я кусочком фланели, которым дедушка протирает очки.
   Рядом с дедовым столом большая книжная полка. На ней стоят  серьезные
книги дедушки. И много книг для детей. Детские книжки покупаются для ме-
ня, моих друзей и всех ребят, которые приходят к нам в гости.
   Буммм!
   Стенные часы пробили час ночи.
   И тут на книжной полке раздался странный шорох.  Он  все  усиливался.
Потом по книжным закладкам, свисающим до самого стола, стали  спускаться
какие-то загадочные тени.
   Я протер глаза и прислушался. Быть может, это мне мерещится?
   Нет, шорох не утихает. Не исчезают и тени... Наоборот, их  становится



 


Tags: Любимые книги.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments