February 15th, 2016

нецке.

(no subject)

http://art-of-arts.livejournal.com/762688.html#comments

ИЗ САМЫХ СТАРЫХ МОИХ РАССКАЗОВ / OT: art_of_arts livejournal

Я был удивлён, не найдя у себя в ЖЖ одного из самых старых своих рассказов. Он в своё время был опубликован в одной из изданных в Питере книг, кроме того хранился на портале Стихи.ру - до тех пор, пока цензура не закрыла мой аккаунт как экстремистский. Рассказик не бог весть какая литература, ну всё равно, пусть уж все мои рассказы будут здесь, в одном месте. Для порядку.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АМЕРИКУ
(Из цикла ВТОРАЯ ВОЛНА)

Первые заработанные в Америке деньги жгли карман. Девятьсот долларов. Кроме шуток. Сумма, совершенно непредставимая для нормального человека. Если считать с оставшимися после платы за квартиру бумажками, они – зажиточные люди!

“Что ты думаешь делать с этими деньгами,” – спросила жена, тоже потрясённая неожиданно свалившимся богатством.

“Ясное дело, – уверенно сказал он, чувствуя, как в нём просыпается Настоящий Мужчина, – Давай купим автомобиль!”

“Ты уверен, что за эти деньги можно купить машину?”

Он снисходительно улыбнулся: “Вот подучишь язык, начнёшь читать газеты - увидишь, что здесь в Америке можно купить машины за ЛЮБУЮ цену! Гляди сюда, цифры-то ты понимаешь!” Он придвинул к ней густо усеянный объявлениями газетный листок: “Шевроле Импала, 1970 года, 100К миль на спидометре, девятьсот долларов. Или вот – джип, 1971-го, продаётся первым владельцем всего за тысячу. Конечно, это дороговато… А вот гляди сюда: Додж Поляра шестьдесят девятого года выпуска, всего за семьсот пятьдесят. Написано: очень мощный двигатель. Это автомобиль для большой семьи - и сами поместимся, и родителей, если надо, всегда можно взять с собой. В точности то, что нужно!”

Он уселся у телефона, и через десять минут в руках у него была бумажка с адресом владельца Доджа.

Судя по карте города, это было не слишком далеко, и они решили идти пешком, чтобы сэкономить на троллейбусных билетах. Плохо ориентируясь, они пробирались незнакомыми кварталами, подымались на какие-то горы, обходили крутые подпорные стенки, перебегали улицы в неположенных местах перед отчаянно сигналящим транспортом, переходили через трамвайные пути и пустыри. Вокруг не было ни души, и не у кого было бы спросить, правильно ли они шли. Эта часть города выглядела совсем иначе, чем в их районе. Вдоль улиц толпились одноэтажные грязные домишки со стенами, разрисованными завитками граффити. Наконец снова стали попадаться люди. Он обратился к пожилой негритянке с вопросом, как далеко им ещё идти, но она отпрянула от неожиданного звука и быстро перешла на другую сторону улицы. “Твой английский, видать, не сильно похож на настоящий,” – съязвила жена. “Сейчас всё выясним,” – он не поддался на провокацию и направился к двум стоявшим без дела на углу чёрным парнишкам. “Всё в порядке, – объявил он вернувшись, – это здесь, за углом.”

Дверь долго не открывали. “Наверное, не слышат звонка,” – и он стал стучать кулаком. Неожиданно дверь отворилась. На пороге стоял толстый чёрный мужик с банкой пива в руке: “Whadda'yawan’man?” Последовали объяснения: да, звонили по объявлению, насчёт Доджа Поляры, нельзя ли посмотреть автомобиль, да, готовы сразу забрать, если машина нормально работает и если сойдёмся в цене.

“Сойдёмся! – с уверенностью объявил толстяк, – сейчас ключ вынесу. Можешь пока пойти посмотреть на красавца, вон он стоит у бровки.”

У бровки стояла Мечта! Ни он, ни она никогда даже не думали о таком фантастическом автомобиле. Приземистый, длиной в пол-жилого квартала, широкий, как автобус, блестящий вишнёвой краской, на шинах с белыми кольцами – нет, не автомобиль, это был приготовившийся к прыжку в стратосферу космический корабль! Они переглянулись между собой. Сомнений не было.

Толстый негр появился, наконец, из дому и сказал: “Я заведу и разогрею мотор, а потом ты попробуешь проехать вдоль квартала.” Но это были уже формальности. Сойдёмся! Автомобиль завёлся со страшным рёвом, выпустил шлейф сизого дыма, затрясся. Постепенно двигатель перешёл на ровный гул, и негр показал рукой – давай, мол, езжай, пробуй.

Только усевшись в кресло водителя, он понял, что Поляра не напрасно производила впечатление космического корабля: он тронул педаль газа, автомобиль взревел и прыгнул вперёд, как выпущенный из катапульты. Да, это тебе не Жигули, подумал он, вращая пальцем послушный руль.

Переговоры о цене автомобиля были недолгими. Через четверть часа негр согласился уступить сто долларов, получил свои 650, подписал какие-то бумажки, и высокие договаривающиеся стороны ударили по рукам.

Всю неделю машина стояла запаркованной ну улице под окнами их квартиры. Он думал о ней, сидя на работе. Иногда он вставал ночью, чтобы посмотреть на ИХ автомобиль, вишнёво сверкавший в свете уличного фонаря.

Наконец в воскресенье он и она, с бьющимися сердцами, уселись в СВОЙ ДОДЖ и поехали прихватить родителей – поедем мол осматривать город. “If my friends could see me now! – несся развесёлый бит из приёмника, – Ах, если бы мои друзья могли меня видеть сейчас!”

“В этой машине на заднем сиденье спать можно,” – сказала мать, заглянув внутрь. “И не только спать!” – гордо согласился он, подмигнув жене.

Они ехали на восток, в сторону, противоположную океану. В самом деле, очень мощный двигатель, думал он. Уйти первым с перекрёстка на зелёный свет? - нет проблем!. Единственное неудобство заключалось в невероятной ширине кузова – машина с трудом вписывалась в полосу движения. На полдороге к заливу пришлось остановиться на заправке – залить бак. Он смотрел с нарастающей тревогой за прыгающими цифрами на табло бензоколонки: только сейчас пришло ему в голову, что этот монстр и бензин жрал, как космический корабль. Счётчик отсчитал двадцать пять галлонов. Стараясь чтобы никто из членов семьи не заметил безумных цифр, он быстро расплатился, и они поехали дальше.

Этот район в финансовом центре города был ему еще не знаком. Неожиданно оказалось, что полоса движения ведёт на мост. Сменить ряд на мастодонте в плотном потоке машин не было никакой возможности. Дорога уводила прочь из города. Они уже ехали по мосту через залив. “Возьми первый же выход, – заволновался папа, – а то мы чёрт-те куда уедем.”

Первый выход с моста вывел их в туннель, затем дорога круто завернула по склону горы, и наконец машину вынесло на широкую бетонную полосу, ограждённую по бокам оранжевыми конусами, запрещавшими съезд в стороны.

Это был остров посреди залива. За пакгаузами у пирсов стояли военные корабли. Дорога впереди упиралась в белый шлагбаум, перед шлагбаумом у будки стоял здоровенный мужик в военной форме, с каской, меченной крупными белыми буквами “МР”. Над будкой большущими буквами было написано:

БАЗА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ
ВЪЕЗД ПОСТОРОННИМ ЛИЦАМ ЗАПРЕЩЁН

Резко сбавив ход, он повернулся к отцу: “Мы на военной базе. Впереди пост военной полиции. У нас с собой нет никаких документов. Все мы явные иностранцы. Что будем делать?”

Oтец, отставной офицер, быстрее других сообразил, в которую беду они попали. “Ну, вот тебе и американское приключение, сынок, – едко сказал он, – Ты хоть понимаешь, что для них мы – советские шпионы, и доказать ничего будет нельзя? Представляешь, как с такими путешественниками поступают?!..”

Выхода не было. Сдавать назад было поздно – вплотную за ними уже стояли два автомобиля. Вбок съезда тоже не было. А парень в каске МР изо всех сил жестикулировал, показывая обеими руками, чтоб двигались к нему, вперёд.

Сжав руль дрожащими от напряжения пальцами, он медленно подвёл машину к полицейскому, открыл окошко и, путая от напряжения английские слова, еле вращая сухим языком, прохрипел: “Сэр, мы нечаянно взяли неправильный выход с моста. Мы не хотели заехать на базу. Мы вообще не знали, что здесь база...”

“It’s OK, – перекидывая жевательную резинку с одной стороны рта на другую, широко улыбнулся МР, – всё в порядке. Нет проблем. Здесь тебе не развернуться. Заезжай на территорию базы, проедешь ярдов триста, там будет разворот, который выведет тебя наружу.”

Он похлопал рукой по капоту и махнул рукой: “Keep movin’, man!" - Давай, двигай!

Ну вот, теперь, дай бог не пропустить поворота на выход. Вот наконец и поворот этот проклятый. Они подъехали к полицейской будке, уже по противоположной полосе. Чувствуя необыкновенный прилив радости, он высунулся из окна доджа и помахал рукой военному полицейскому: “Cпасибо, сэр!”

“Откуда вы, ребята?” – осклабился белыми зубами полицейский.

“Из России!”

“Из России с любовью, – пошутил МР, и тоже махнул рукой, – добро пожаловать в Америку.”

Всю дорогу домой отец сидел на заднем сидении с суровым выражением лица и качал головой, повторяя: “Америка обречена. У них нет ни малейшего шанса против СССР. Никакой воинской дисциплины. Стране, которая позволяет кому угодно заезжать на военные базы и не арестовывает нарушителей, в этом мире не выжить!...”
нецке.

Латинские народные сказки.,, VOLCUS ET SEPTEM COSLATORUM

VOLCUS ET SEPTEM COSLATORUM Латинские народные сказки.



Repula.


Posadivit Dedus repulam. Exrastivit repula magna-praemagna. Venit Dedus repulam extanure: tanet-potanet, extanure non potest.
Vocavit Dedus Babulam. Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Babula Vnuculam. Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Vnucula Zuculam. Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Zucula Cotulam. Cotula post Zuculam, Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Cotula Misculam. Miscula post Cotulam, Cotula post Zuculam, Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, ecce, extanuverunt!
( Collapse )

***

COLOBOX

Erant-vivebant Dedus et Baba. Dicit Dedus ad Babam: "Veni, stara, ut super corobes poscrebeas, super susecos pometeas, num nascrebebis quotquot mucae pro Colobocem".
Cepit Baba perulam, super corobes poscrebuit, super susecos pometuit, in manibus mucam nascrebuit.
Zamesivit mucam in smetanam, sostrapavit Colobocem, ispecit in maslo et super oconcem poclavit ad ostudendum.
Colobox polezavit-polezavit, ecce, pocatitur! Ab oconce ad lavcam, a lavca ad polum, super polum ad dvercam, trans porogum ad senes, a senibus super crilcem, a crilce in dvorum, de dvoro trans vorota et memento quomodo vocabatur.
Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Saix Poprigator: "Colobox, Colobox, siedebo te!". "Noli me edere, Saix, tibi canticum canturus sum:

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
Abs te, Saix, etiam abscedam!".

Et ucativit a Saice, tantum Saix eum vidit. Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Serus Volcus: "Colobox, Colobox, siedebo te!". "Noli me edere, Volce, tibi canticum canturus sum:

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
A Saice abscessi, abs te, Volce, etiam abscedam!".

Collapse )
нецке.

Тащи с завода каждый гвоздь...

Тащи с завода каждый гвоздь...

Не знаю,как сейчас в России,но в 1970-е в СССР на заводах происходило
следующее: все тащили все,что попадалось под руку.
Я работал тогда на ЛОМО (Ленинградском ОПтико-Механическом Обьединении)на
заводе "Кинап" и на "ГОМЗе" тоже..
С советских заводов тянули все подряд,часто-по мелочи,бывало и по крупному.
Помню,купил у одного механика на работе маленькую
электродрель на 36 вольт..
То есть, дрель была небольшой,но весом- аж 2 кг,не меньше.
Но по советскими временам была весьма портативной.
Нo дрель-это пустяки!
Воровство на заводах и фабриках великого и могучего СССР
и за воровство - то не считалось,
тем более,что тут было,как круговая порука"
тащили практичеки ВСЕ (от работяги и до директора завода).

Так что дрель или там мешок шурупов-такие мелочи
никто и не считал...Я уже не говорю о том,чтo столько товаров
и продуктов портилось
и гнило на складах(часто,из-за халатности и плохих помещений и методов
хранения), что просто хотелось махнуть на всё рукой...
Государство и родная партия все время громко
заявляло о том,что рабочие и инженеры на заводах-ХОЗЯЕВА производства и заводы
принадлежат ИМ.

На эту тему ходило изрядное количество шуток( как и на тему Труд-
гордость и право каждого советского человека)
Помню была такая шутка том,что не грех и стащить что-нибудь с завода:

"Тащи с завода каждый
гвоздь-ты здесь хозяин ,а не гость!" (с)



Вопрос армянскому радио:

--Какая страна--самая богатая в мире?
--Россия
-Почему?
--из нее уже столько лет воруют..и все еще остается что-то,
что можно украсть(с)
нецке.

(no subject)

Оригинал взят у zaiv_g в Актёры Снов. Зарисовки: 11. Зажигающий звёзды
=== Актёры Снов. Зарисовки ===

_________ Я тебя познакомлю с актёрами снов.
http://arktal.livejournal.com/564768.html?mode=reply#add_comment


_________ "И хотя у любви мы совсем не в плену…"
_________ Зэев Гуфельд
*** 11. Зажигающий звёзды ***

А я и не видел, когда он вошёл в наш паб. Я пил пиво с ребятами, прямо у стойки, и просто заметил его. Он облизывал губы, мечтательно улыбался и тыкал пальцем в один из пивных кранов. Мне понравился выбор, и я крикнул ему:

—Привет!

Он ответил, но с таким тяжёлым акцентом, что стало понятно: он очень старался говорить без акцента.

—Ты откуда взялся такой? — наш паб находится на окраине, и туристы сюда не доходят.

Он прищурился, словно высматривал в воздухе перевод, но перевода всё не было. Тогда он развёл руками и запинаясь сказал:

—Извини… языки… не моя… э-э-э… суперсила!

Наши незлобно захихикали, а кто-то спросил:

—И какая же суперсила твоя?

Парень задумался на секунду, заулыбался и опять запинаясь ответил:

—Я… э-э-э… зажигаю звёзды.

( Collapse )
—Это как?

Он так и не справился с переводом, а потому замахал руками к двери:

—Идём!

Мы высыпали за ним. Ночь была тёмной. Небо чистым. И звёзды с любопытством смотрели на нас, смотрящих на звёзды.

—Начинай! — потребовал кто-то, и мы уставились на новичка.

Тот что-то выискивал в ночных небесах. Видно, примеривался, куда же пристроить звезду. И вдруг щёлкнул пальцами:

—Есть!

Мы снова задрали головы вверх, пытаясь понять, что же там, наверху, изменилось? Всё осталось по-прежнему. А парень уверенным голосом произнёс:

—Ещё шесть-пять-пять лет и… э-э-э… её свет дойдёт до Земли! — и вернулся в паб к недопитому пиву.

Мы заржали, но бармен, вышедший с нами, сказал:

—А представляете, в такую же ночь через шесть-пять-пять лет внуки наших внуков, и внуков, и внуков, и внуков будут пить пиво, глядя на звёзды, и вдруг увидят её ─ яркую, незапылённую, полную сил и желаний, новенькую звезду! И никто из них даже не вспомнит, что кто-то ─ для них безымянный ─ этой ночью её зажёг. И они будут радоваться. А он никогда не увидит ни этой радости, ни этой звезды.

—Он и для нас безымянный, — резонно заметил кто-то.

—Зажигающий звёзды, — ответил бармен. — Чем не имя? Зажигающий звёзды.

—А я его угощу, — неожиданно для себя выпалил я, —Чтобы… за внуков!

—Я тоже хочу его угостить! И я! И я! — послышались возгласы.

Бармен всех успокоил. Он поднял палец и внушительно произнёс:

—Пусть пьёт, сколько хочет. Разделим на всех.

И он пил, сколько хотел. И что-то нам толковал на своём языке. А мы что-то ему отвечали. И никто никого не пытался понять. А зачем? Раз уж всем хорошо и без этого. И мы радовались за него, за себя, и за внуков… и за внуков, и внуков, и внуков, и внуков…

А когда нетвёрдой походкой странный гость вышел из паба, чтобы вернуться в отель, мы пошли его провожать. Он посмотрел на нас пьяным светящимся взглядом и очень старательно щёлкнул пальцами вновь:

—Э-э-э… чтобы наверняка!

2015/08/17 12:27 (с)Зэев Гуфельд
нецке.

(no subject)

Много я с Карен видел хороших групп
и певцов в 1980-х..

из наиболее полюбившихся и запомнившихся хочется отметить
вот эти:

--CCR( Creedence Clearwater Revival)
-- Crossby,Stills,Nash
-- Pink Floyd
-- Fleetwood Mac
-- Deep Purple
-- Bob Dylan
-- Tom Petty & the Heartbreakers
- Grateful Dead
-- Electric Light Orchetsra
-- Bob Seger
-- Crystal Gayle
-- Kenny Rodgers