?
?

Log in

No account? Create an account

March 28th, 2017

Fernando Botero.Gentleman

(no subject)













Поведенческие стереотипы советского времени на транспорте





На фото: конечная остановка троллейбуса маршрута № 2 рядом с Центральным выставочным залом («Манеж»).


Некоторое время тому назад я решил замахнуться на книгу по истории СССР. И считаю, что если в этой книге не будет бытовой фактологии, то это будет скучная книга. Нет, ну что принципиального нового можно написать сугубо в формате «перечисление дат и имён»? Всё уже написано. А вот бытовая сторона – это совсем другое дело. Быт – это ежедневная жизнь человека, его самые простые поведенческие стереотипы, о которых он даже не задумывается.

( Read more...Collapse )


Материальные объекты в основном пока ещё существуют – если не физически, то, по крайней мере, на фотографиях и киноплёнке. Но как зафиксировать, например, тактильные ощущения? Ну, например, ощущение от ребристого колёсика часов, которое каждое утро подкручивали миллионы людей, заводя свои наручные механические часы. Или, скажем, ощущение во время перемотки карандашом магнитофонной кассеты ради экономии энергии батареек в переносном кассетном магнитофоне. А некоторый зуд в кончиках пальцев в момент нажатия клавиши «пуск» кассетного магнитофона «Весна-202» (слегка плавное опускание, потом лёгкое амортизирующее сопротивление клавиши и – характерный щелчок)? Или запах наматываемой на катушку проявочного бачка в полной темноте фотоплёнки? Да мало ли что ещё, что составляло многие совершенно типовые действия и ощущения в те ещё не очень стародавние времена, но которые ушли – ушли из-за изменения политического и экономического строя, да и просто в силу цивилизационных изменений техносферы.

И я обращаюсь к вам, мои читатели. Поделитесь своими воспоминаниями о каких-то типовых поведенческих стереотипах, или типовых ощущениях в процессе исполнения каких-то стандартных бытовых действий.

Ну вот, например, приведу пример таких стереотипных действий на примере того, как в советской Москве человек добирался из одного пункта в другой. Поведенческие стереотипы на локации «наземный общественный транспорт». Рассматриваемое время – вторая половина 70-х – начало 80-х годов прошлого века. Итак.

Наземный общественный транспорт был таким же, как и сейчас – автобус, троллейбус, трамвай и маршрутное такси.

Стоимость проезда в автобусе составляла 5 копеек, в троллейбусе – 4 копейки, в трамвае – 3 копейки, а в маршрутном такси – 15 копеек с человека. Маршрутных такси было немного (если сравнивать с количеством автобусов и троллейбусов). Видимо это было связано с их высокой стоимостью по сравнению с автобусами, троллейбусами и трамваями. То есть такого разнообразия маршруток, как сегодня, не было (я имею в виду большого количество маршрутов их движения).

Маршрутные такси были автомобилями RAF (в обиходной речи – «рафик»). Вот такие:



В маршрутках проезд оплачивался точно так же, как и сейчас – водителю давались деньги. Водитель давал сдачу, если она требовалась.

Автобусы ещё в начале 70-х годов можно было видеть в виде старых Зил-158, вот таких:



Но уже к середине 70-х на всех линиях (в Москве) ходили только ЛИАЗ-677М, вот такие:



На фото, кстати, изображён маршрут 89, который ходил по Кутузовскому проспекту от Триумфальной арки, через проспект Калинина и почти до самого Кремля ( «Площадь Ногина»).

Вот на этой фотографии примерно 1980 года по Кутузовскому едет вполне возможно 89-й маршрут:



Просторно в те времена было на Кутузовском. Сейчас и поверить сложно.

Пассажирские «Икарусы» «гармошка» появились в Москве где-то на Олимпиаду. Я как-то не зафиксировал точное время их появления на линиях наземного городского транспорта. В 70-х «Икарусы» были привычны в основном как транспорт для туристов, особенно иностранных, с характерной надписью «Intourist» на борту.



Кроме того «Икарусы» работали на междугородних линиях.



Ну а затем они появились и на городских пассажирских линиях Москвы.



Сперва они ходили от конечных станций метро в т.н. «спальные районы» (например от метро «Каширская», которая была конечной до 1985 года). Пассажиропоток там был адский. Что понятно – районы были новые, народу много, а метро ещё не подвели. «Гармошки» – Ikarus 280 – сильно выручали.

Впрочем, что-то я отвлёкся. Я ведь начал про поведенческие стереотипы, а уехал на автобусе. Так что про троллейбусы и трамваи рассказывать не буду. Ограничимся простой констатацией, что они были. И их было много.

Я в детстве не любил метро (как, впрочем, и сейчас) и когда можно было ездил только наземным транспортом. Если я хотел, скажем, доехать до Кремля или до Арбата из дома, то сперва ехал от дома автобусом до Триумфальной арки, а там пересаживался на троллейбус (39 или 2) или автобус 89. Механизм оплаты и в автобусах, и в троллейбусах и трамваях был разнообразным.

Если в автобусе (троллейбусе, трамвае) было достаточно мало людей, то надо было самому подойти к автомату и купить себе билет. Автоматы стояли напротив каждой двери.

В часы-пик обычно была давка. Людей порой напихивалось в автобус столько, что ни вздохнуть. Тогда механизм был иным – надо было ближайшему к тебе человеку передать 5 (4 или 3) копейки на проезд и дождаться, когда твоя монета докочует до билетного автомата и назад к тебе вернётся уже билетик.



Бывали конечно сбои в системе – деньги ты передал, а билетика так и не дождался. Обычно такое бывало, когда на остановке входило сразу много людей и очень многие сразу предавали за проезд. В итоге где-то на эстафете происходил сбой. Скорее всего какой-нибудь злоумышленник прикарманивал твой пятак.

Автоматы для билетов в Москве были двоякими. Во-первых, были настоящие автоматы. Они использовались на автобусах. Вот такого типа:



Внешне они могли несколько варьироваться, но общий принцип был такой. В автомат кидался пятак. Затем до упора нажимался рычаг. Кстати, сейчас уже никак не могу вспомнить – надо было кидать именно пятак, или можно было кинуть набор монет, в сумме дающих 5 копеек (например, 3+2). Но точно нельзя было кинуть, скажем, монету 10 копеек и получить сдачу. В этом было неудобство. Например, если у тебя не было пятака, но была монета в 10 копеек, то надо было просить у кого-нибудь из пассажиров её разменять.

В провинциальных городах таких автоматов не было. Или, во всяком случае, если они и были ещё где-то кроме Москвы, то далеко не везде. Помню как-то у нас гостил мой дядя из Рыбинска. Я ещё был довольно маленьким и дядя куда-то со мной поехал. Мы зашли в автобус и он послал меня купить билеты, протянув гривенник (монету в 10 копеек). Я возразил, что надо два пятака. Дядя сказал, что мол ерунда, можно одну монету бросить и купить два билета. Я упорствовал. Дядя рассердился и сам пошёл за билетами. Я со злорадством наблюдал, как он возвращается довольно обескураженным. Разумеется на одну монету 10 копеек купить в автомате билеты у него не получилось.

Зато такие аппараты представляли удобство в борьбе с мелкими мошенниками (типа нас, школьников), которые в противном случае просто отматывали бы себе билеты, не платя за них (о чём, ниже). А в таком автомате билет не получишь, пока не кинешь монету.

Зато такие автоматы открывали широкое поле для мошенничества со стороны водителей. Как они мошенничали? Если нажать на рычаг автомата, то из специальной щели должен выйти билет на проезд в полный размер. Но нередко автомат выдавал, так сказать, укороченную версию – 2/3, а то и половину билета. Это как раз химичили некоторые водители. Дело в том, что они отчитывались мелочью из таких автоматов в соответствии с тем количеством билетов, которые были проданы с бобины. Количество купленных билетов, умножаются на 5 копеек – получается сумма, которую водитель должен сдать. Однако если автомат подкрутить и он будет за раз давать не целый билет, а только часть билета, то понятно, что за целый день с бобины будет оторвано меньшее число билетов, чем внесено денег. Скажете – мелочёвка? Однако если таким образом умный водитель «экономил», скажем, 100 билетов за смену, то это давало ему 5 рублей дополнительного «приработка». А за 20 смен? Не так уж и мало по советским временам. Даже если учесть, что он с кем-нибудь делился. Но, конечно, так поступали не все, а только самые «умные». В итоге к 80-м годам эти автоматы были заменены на более простые автоматы, которые, собственно, были не автоматами.

Вот так выглядел совсем старый аппарат для продажи билетов:



Тут всё очень просто. В верхнюю щель бросаешь монеты, а справа отматываешь нужное количество билетов. Вот в него можно было бросить, скажем, 15 копеек, и сразу отмотать себе три билета. Это был рай для детей, которые традиционно не желали покупать себе билетов. Забегает толпа школьников, окружает его, чтобы водитель не видел в заднее зеркало, и отматывает ленту билетов, не заплатив.

Этот автомат, кстати, хотя и выглядел угловато, но имел некоторую хитрость, которую с некоторой натяжкой можно назвать примитивным автоматизмом. Как хорошо видно на фотографии, монеты падали на совершенно плоскую горизонтальную металлическую крышку. Но ведь за целый день монет может скопиться очень много. Неужели они так и накапливались горкой? Нет. Эта металлическая крышка имела механизм, реагирующий на вес. И по мере накопления монет, крышка немного опускалась с одной стороны и монеты проваливались вниз.

Позднее эти автоматы заменили на совсем уж примитивную конструкцию Вот такую:



Правда выглядела она более современно. Тут уж и вовсе всё элементарно. Винт справа, которым надо было отматывать себе билет, одновременно приводил в движение и резиновую ленту, на которую падали монеты. И тем самым монеты попадали внутрь ящика.

Кстати, для детей (и сосем уж наглых взрослых дяденек) был ещё один способ бесплатно получить билет на проезд. В былые времена возле дверей висели вот такие круглые оригинальные боксы «для использованных билетов».



Некоторые пассажиры перед выходом выбрасывали туда свои билеты. Ну а некоторые другие пассажиры (дети прежде всего) их оттуда доставали и обеспечивали себя, таким образом, бесплатными билетами, до которых ни один контролёр не докопался бы. Позднее эти боксы «для использованных билетов» как-то тихо исчезли. Не знаю – или руководители транспорта поняли, что автопредприятия таким образом сами освобождают безбилетников от наказания, а может уборщицам по вечерам было лень очищать эти боксы, что тоже вероятно. В общем, как-то постепенно эти ящички «для использованных билетов» вышли из оборота.

Были и другие способы оплаты проезда. Водители автобусов (троллейбусов и трамваев) разовые билеты не продавали. Зато они продавали специальные книжечки с талонами на проезд – по десять талонов в одной книжечке.

Вот на этой фотографии запечатлена такая книжечка для ленинградского трамвая.



В Москве для наземного транспорта были точно такие же.

Эти книжечки не давали никакого преимущества по стоимости проезда. И были удобны только тем, что вместо звенящих монет в кармане можно было носить лёгкую и «тихую» книжечку. Оплатить ими проезд можно было двумя способами. Либо, оторвав талон, бросить его в билетный аппарат и отмотать себе билет. Это, вообще говоря, было довольно бессмысленно, поскольку на одну бумажку надо было получить другую бумажку. А чаще всего эти талоны просто компостировали при помощи вот таких компостеров:



Это более щадящий вариант, поскольку для того, чтобы проделать перфорации в талоне, надо было просто резко опустить рычаг вниз.

Но бывали и более зверские варианты компостера.



Чтобы прокомпостировать талон таким устройством, надо было со всей силы ударить по нему ладонью. Мужчины справлялись с этим без труда. А вот у некоторых женщин и детей это могло вызвать сложности.

Кстати, не обходилось без мухлежа и тут. Некоторые компостеры рычажного типа делали в талонах не перфорации (т.е. отверстия), а оставляли тиснение в виде какого-нибудь номера, не прорывая талон насквозь. Иные умельцы (наверное из тех, что регулярно читали рубрику «Домашнему мастеру. Советы» журнала «наука и жизнь») могли дома путём проглаживания утюгом восстанавливать такие талоны в почти первозданном виде и использовать их повторно. Правда позднее все компостеры стали пробивать отверстия. Лафа кончилась.

Получив билет, советский пассажир мог спокойно положить его в свой карман и забыть про него (по крайней мере, до тех пор, пока на горизонте не появится контролёр). Но некоторые люди (снова дети – в первую очередь) проверяли не является ли этот билетик «счастливым». Номера билетов были шестизначными. Если сумма левых трёх цифр равнялась сумме правых трёх цифр, билет считался «счастливым». Бытовало поверье, что такой билет надо было съесть. Правда я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь проделывал такую операцию.

Ну что ещё? Контролёры. Контролёры ходили не часто, однако время от времени нападали на


Collapse )






Medieval man with the manuscript

Омар Хайям.



Смерти я не страшусь, на судьбу не ропщу.
Утешенья в надежде на рай не ищу,
Душу вечную, данную мне ненадолго,
Я без жалоб в положенный срок возвращу.

Омар Хайям

Fernando Botero.Gentleman

(no subject)






плюс Саморазвитие

назад | вперед

найти себя - поймать кадр

1. Главная жизненная задача человека – дать жизнь самому себе, стать тем, чем он является потенциально. Самый важный плод его усилий – его собственная личность.

2. Мы есть то, что о себе внушили сами и то, что о нас нам внушили другие.

3. Мы не должны никому давать объяснения и отчитываться, пока наши действия не причиняют боль или не посягают на других. Сколько жизней было разрушено этой необходимостью «объяснять», которая обычно подразумевает, чтобы вас «поняли», то есть оправдали. Пускай судят по вашим поступкам, и по ним — о ваших истинных намерениях, но знайте, что свободный человек должен объяснять что-либо лишь самому себе — своему уму и сознанию — и тем немногим, у которых есть право требовать объяснения.

4. Цель человека – быть самим собой, а условие достижения этой цели – быть человеком для себя. Не самоотречение, не себялюбие, а любовь к себе; не отказ от индивидуального, - а утверждение своего собственного человеческого я.

5. В жизни нет иного смысла, кроме того, какой человек придает ей, раскрывая свои силы, живя плодотворно.

6. Если человек может жить не в принуждении, не автоматически, а спонтанно, то он осознает себя как активную творческую личность и понимает, что у жизни есть лишь один смысл – сама жизнь.

7. Любовь — это единственный разумный и удовлетворительный ответ на вопрос о смысле человеческого существования.

8. Счастье — не какой-то божий дар, а достижение, какого человек добивается своей внутренней плодотворностью.

9. Для человека все важно, за исключением его собственной жизни и искусства жить. Он существует для чего угодно, но только не для самого себя.

10. Тонко чувствующий человек не в силах удержаться от глубокой грусти по поводу неотвратимых трагедий жизни. И радость, и грусть – неизбежные переживания чувствительного, полного жизни человека.

11. Несчастная судьба многих людей – следствие несделанного ими выбора. Они ни живые, ни мертвые. Жизнь оказывается бременем, бесценным занятием, а дела – лишь средством защиты от мук бытия в царстве теней.

12. Понятие «быть живым» - это понятие не статическое, а динамическое. Существование – это тоже, что и раскрытие специфических сил организма. Актуализация потенциальных сил – это врожденное свойство всех организмов. Поэтому раскрытие потенциалов человека согласно законам его природы следует рассматривать как цель человеческой жизни.

13. Сочувствие и переживание предполагает, что я переживаю в себе то, что пережито другим человеком, и, следовательно, в этом переживании он и я – одно. Все знания о другом человеке действительны настолько, насколько они опираются на мое переживание того, что переживает он.

14. Я уверен, что никто не может «спасти» своего ближнего, сделав за него выбор. Все, чем может помочь один человек другому – это раскрыть перед ним правдиво и с любовью, но без сантиментов и иллюзий, существования альтернативы.

15. Жизнь ставит перед человеком парадоксальную задачу: с одной стороны реализовать свою индивидуальность, а с другой – превзойти ее и прийти к переживанию универсальности. Только всесторонне развития личность может подняться над своим Я.

16. Если детская любовь исходит из принципа: «Я люблю, потому что любим», то зрелая любовь исходит из принципа: «Я любим, потому что я люблю». Незрелая любовь вопит: «Я люблю тебя, потому что я нуждаюсь в тебе!». Зрелая любовь рассуждает: «Я нуждаюсь в тебе, потому что я люблю тебя».

17. Самозабвенное помешательство друг на друге — не доказательство силы любви, а лишь свидетельство безмерности предшествовавшего ей одиночества.

18. Если человек испытывает любовь по принципу обладания, то это означает, что он стремится лишить объект своей «любви» свободы и держать его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее.

19. Большинство людей уверены, что любовь зависит от объекта, а не от собственной способности любить. Они даже убеждены, что, раз они не любят никого, кроме «любимого» человека, это доказывает силу их любви. Здесь проявляется заблуждение — установка на объект. Это похоже на состояние человека, который хочет рисовать, но вместо того чтобы учиться живописи, твердит, что он просто должен найти достойную натуру: когда это случится, он будет рисовать великолепно, причем произойдет это само собой. Но если я действительно люблю какого-то человека, я люблю всех людей, я люблю мир, я люблю жизнь. Если я могу сказать кому-то «я люблю тебя», я должен быть способен сказать «я люблю в тебе все», «я люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя».

20. Характер ребенка — это слепок с характера родителей, он развивается в ответ на их характер.

21. Если человек способен полноценно любить, то он любит и себя; если он способен любить только других, он не может любить вообще.

22. Принято считать, что влюбленность — это уже вершина любви, в то время как на самом деле — это начало и только возможность обретения любви. Принято считать, что это результат таинственного и влечения двух людей друг к другу, некое событие, совершающееся само собой. Да, одиночество и сексуальные желания делают влюбленность легким дело, и здесь нет ничего таинственного, но это тот успех, который так же быстро уходит, как и пришел. Случайно любимыми не становятся; твоя собственная способность любить вызывает любовь так же, как и заинтересованность делает человека интересным.

23. Человек, который не может создавать, хочет разрушать.

кстати * Мне всегда было непонятно, почему худшие из мужчин вызывают
интерес у лучших женщин. (с) Агата Кристи
- мой ответ

24. Как ни странно, но умение быть одному является условием способности любить.

25. Насколько важно избегать пустых разговоров, настолько же важно избегать плохого общества. Под «плохим обществом» я понимаю не только порочных людей — их общества следует избегать потому, что их влияние гнетуще и пагубно. Я имею в виду также общество «зомби», чья душа мертва, хотя тело живо; людей с пустыми мыслями и словами, людей, которые не разговаривают, а болтают, не думают, а высказывают расхожие мнения.

26. В любимом человек надо находить себя, а не терять себя в нём.

27. Если бы вещи могли разговаривать, то на вопрос «Кто ты?» пишущая машинка ответила бы: «Я — пишущая машинка», автомобиль сказал бы: «Я — автомобиль» или более конкретно: Я — «форд» либо «бьюик», либо «кадиллак». Если же вы спрашиваете человека, кто он, он отвечает: «Я — фабрикант», «Я — служащий», «Я — доктор» или «Я — женатый человек» или «Я — отец двоих детей», и его ответ будет означать почти то же самое, что означал бы ответ говорящей вещи.

28. Если другие люди не понимают нашего поведения — так что? Их желание, чтобы мы делали только так, как они понимают, это попытка диктовать нам. Если это означает быть «асоциальным» или «нерациональным» в их глазах, пусть. Больше всего их обижает наша свобода и наша смелость быть самими собой.

29. Наша моральная проблема — это безразличие человека к самому себе.

30. Человек есть центр и цель своей жизни. Развитие своей личности, реализация всего внутреннего потенциала есть наивысшая цель, которая просто не может меняться или зависеть от других якобы высших целей. (с) источник

1way_to_english