March 29th, 2017

Fernando Botero.Gentleman

Ну как сказать, ну как сказать?

Part 1









artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,









Ну как сказать, ну как сказать?






В прошлой своей заметке (как и ранее) я подчёркивал ту мысль, что мы, обучая людей языку (для своих сугубо инфернальных целей, конечно же), главный упор делаем на собственно его, языка, развязывание. На «разбалтывание» студента. Чтобы он обретал уверенность, что может выразить практически любую мысль уже с довольно ранней стадии. Особенно — в разговорной речи, в живом общении. Если, конечно, не будет комплексовать и ловить клинов.

И на самом деле, если освоить это искусство, в котором 50% наглости, 40% артистизма — и только 10% приходится на реальное знание языка, то чел уже довольно рано будет восприниматься нативами как если не прирождённый носитель языка, то, по крайней мере, как ненапряжный и приятный собеседник.

Гораздо хуже, когда он, ведя с тобой разговор, то и дело мучительно хмурит брови и скрипит извилинами, пытаясь подобрать точное слово — а всё равно пролетает мимо, так, что тебе приходится домысливать, чего б он там имел в виду, и поправлять (да ещё соблюдая деликатность, ведь он же так старался освоить твой язык).

Ну, представьте, если по-русски вам говорят что-то вроде: «Я имею восторг уведомить вам, что обрёл письмо, исходное от моего командования, относимое до нашего предприимства».


Collapse )



Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

Ну как сказать, ну как сказать?


Part 2



Я задал ему вопрос, на который он не мог знать ответа, мне просто хотелось услышать, как он скажет «I don't know”, и он сказал это так:
«Alas, this issue lies beyond the humble lore of mine”.
Ну, парень на самом деле, помимо того, что в школе учился, увлекался эрпэгэшками, даже чего-то переводил по этой части и почитывал всякую романтическую классику вплоть до Мэллори.
Поэтому пришлось поступить с ним подло. Я предложил по-русски:
«Вот представь, что едешь ты в автобусе или на поезде, у тебя садится мобила, и есть подзарядка — но надо узнать, где розетка. Как спросишь проводника?»
Он, не выходя из имиджа, нашёлся:
«I need a source of power to feed this beast”.
Фыркаю: «Yeah, of ultimate power so that we can dominate this puny globe, my beast and me”.
Уже по-русски подтверждаю: «Нормально выкрутился. Главное — томик Шекспира в другой руке держать, и все решат, что просто студент, немножко переначитавшийся. Но серьёзно — знаешь, как «розетка» будет?»
А вы, мои благородные читатели, знаете, вот так сходу? Ничего обидного, если нет. Ну, если специально электротехникой не заниматься — даже долгое время живущие в Штатах (и не только на Брайтоне) могут не знать.
Парень же нахмурился: «Возможно, глупость сморожу, но вот поскольку мне доводилось и компы перебирать, то, думаю, меня поймут как-нибудь, если скажу socket”.
Чувствую себя Дибровым в «Кто хочет стать миллионером?» Рассуждаю: «Ну, вот если б ты сказал slot – то уместно утверждать, что «поймут как-нибудь». И если б ты сказал holes, openings – тоже поняли бы как-нибудь. Но ты сказал socket – и тут нельзя понять «как-нибудь». Потому что оно так и называется».
Ну, видимо, вот задворках сознания, опять же, где-то у парня было, что оно так называется. Читал где-то. А тут — всплыло, но неуверенно. The source of power to feed this beast – круче.
Продолжаю пытать уже просто ради садистского удовлетворения (так-то он проходил по-любому, по всем значимым параметрам):
«А как «вилка» будет? В смысле, штепсель?»
Рассуждает:
“Да может, и поймут, если сказать fork?»
«Скорее всего. Но, если уж ты компы перебирал да периферию подключал, то как называется принцип, когда втыкаешь и юзаешь, ни о чем не парясь?»
«Plug-n-play? Plug?”
Угу. Вилка-штепсель — это plug. Если кто не знал раньше, то теперь знает. А розетка — это socket (но сейчас-то она иногда и в российских магазинах так называется). И патрон для лампочки — тоже socket. А вот сама лампочка накаливания или светодиодная той же формы — это в обиходе bulb. Витые галогенные — ещё могут называть lamps, но вот где такая форма — там bulb. “Луковица», в общем-то (и если кто-то спросит, а не связано ли это с белорусским и украинским названием картошки, бульба, - ну, сами-то как думаете?)
Под впечатлением от той беседы, разговорился при ближайшей встрече с Лёшкой Зиминым. Который к тому времени очень далёк был от зелёного стажёра, которого я в 2000-м принял по заданию Партии, потом мы долгое время работали вместе, зачастую как напарники и почти что наперсники в наших милых корпоративных шалостях, но в 2007 меня задвинули на дипломатию, а он остался агентом и на момент беседы давно уж был очень матёрым таким волчарой. Который, в том числе, абсолютно свободно изъяснялся на английском, испанском, французском, более-менее на арабскому — и тогда поучивал фарси.
И вот я пристал к нему с этим вопросом: «Как бы ты сказал, что тебе нужно воткнуть вилку своей зарядки в розетку, если представить, что не знаешь этих слов?»
Он хмыкнул: «Ну, по-арабски или персидски и не знаю. Но не скажу там того, что могу на инглише. А на инглише сказал бы, если с минимальным словарным запасом...»
И он выдал фразу, которая точно будет вразумительна, не позволит заподозрить, что на самом деле парень не знает специальных слов (которые англофону всё-таки должны быть известны с детства) — и при этом сообразная его имиджу «вечного тинейджера», чертовски обаятельного и озабоченного.
Тогда я спросил: «А вот, допустим, тебе нужно что-то привернуть, и у тебя есть болт... ну, железный, в смысле... с резьбой — и тебе нужна гайка под него. Но ты не знаешь, как будет «гайка» (а вы — знаете?) Как быть?»
Лёшка смерил меня взглядом: «Доктор, вы какой-то маньяк! Разумеется, всё будет абсолютно то же самое!»
Я думаю, не очень сложно понять, какую фразу предложил, для обоих случаев, Лёшка, используя абсолютный лексический минимум, самого начального уровня. Не тема для «викторины», ей-богу.
И я вообще сейчас не провожу опросы и «квизы», я просто хочу проиллюстрировать ту мысль, что фраза, абсолютно естественная для носителя языка, может быть не то чтобы невыразимой для иностранца, но невыразимой (или «невообразимой»), если не знать слов на этот случай, но пытаться чего-то навыдумывать. Выкрутиться можно — только если максимально упростить лексику.
А то вспомнилось из начала девяностых, когда в стране наступал табачный голод (в смысле, сигарет по госцене порою не бывало даже по талонам, свободная продажа ещё не наладилась, а подпольные спекулянты сами пугались той цены, какую запрашивали).
И вот мы, группа тинейджеров, ехали на великах (кажется, за пивом в райцентр) и на лесной дороге от наших садов к шоссейке повстречали мужика, тоже на велике, который обратился: «Парни, вы, случаем, куревом не богаты?»
Ну, человек вежливо спросил — ему протянули пачку (благо, у нас того добра как раз тогда изрядно было). Он спросил: «А можно парочку?» Его поправили: «Парочку — это, извини, на погосте кладут за оградку (никто не слышал, чтобы кто-то клал на могилу сигареты — но показалось правильным замечанием). Бери уж пяток».
И мужик был очень благодарен, и принялся объяснять свою бедственную ситуацию:
«А то вот выходишь на балкон, так на первом этаже — хуй, на втором хуй, на третьем хуй, и на пятом хуй, а на четвёртом нихуя. А я как раз на четвёртом живу».
Что было кристально прозрачно: во всём доме есть курево, а у него нет.
Ну вот примерно так же объясняется ситуация и в любом другом языке, в неформальной, разговорной манере. Необязательно даже с использованием обсценизмов, хотя в русском мат уже давно является не просто средством усиления, а чуть ли не самодостаточным языком внутри разговорного лексического пласта.
И вот как сказать, к примеру, что ваша машина глохнет (или глохла) на холостом ходу? То есть, не механику в сервисе это объяснить (хотя и тоже возможно), а вот когда вы рассказываете какую-то историю, где это важно, что ваша судорога глохла на холостых.
Могу сразу сказать, как это максимально, наверное, правильно и ёмко описать. «The engine stalls at idle (or while idling)”.
Но если вы не знали этих терминов (а их не обязан знать всякий даже носитель языка, как и в России не все могут знать, что такое «на холостых») - просто прикиньте, как бы вы описали ситуацию с минимальным напрягом для себя и окружающих.
И когда изучаешь язык, это просто полезно делать, пытаться с самого начала представить, как бы ты описал какую-то происходящую с тобой ситуацию (или как бы свои мысли изложил). С минимальным запасом слов.
Потому что он, конечно, будет расти — но он никогда не будет достаточным(!) Он в родном языке никогда не бывает всецело достаточным для всех сфер деятельности, для всех ситуаций. Поэтому иногда и в родном языке приходится объяснять чего-то на пальцах, когда вы просто не сведущи в специальной терминологии. В забугорном языке, по крайней мере для разговорной речи, лучше взять себе за правило, что вот то, что не составляет твой сравнительно узкий сектор профессиональных интересов, лучше изображать этакими широкими врубелевскими мазками, и авось за оригинала сойдёшь, в чём-то интересного. Главное — не испытывать зажатости, когда болтаешь, поскольку зажатость — она моментально чувствуется, и это сразу -50 к симпатии.
Вместе с тем, есть всё же такие вещи, особенно в разговорной речи, которые нужно просто знать или чувствовать.
Ну вот, скажем, вы садитесь в маршрутку, отходящую от вокзала, а тут кто-то новый влезает в неё и спрашивает: «Я доберусь этим автобусом до остановки «Секретная военная база»?»
Что тут странно? Ну, «Секретная военная база» - так просто остановка называется. Потому что рядом там секретная военная база. Последние полвека так было. Из окрестных посёлков уж дедушки успели вырасти, и их давно не дразнят «секретными базёнышами», потому что все привыкли к этому элементу ландшафта и топогорафии.
А вот что странно - «Я доберусь этим автобусом». Грамматически абсолютно корректно. И можно ещё полсотни вариантов привести, где будет абсолютно правильно — но так просто не говорят.
Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

(no subject)