May 8th, 2020

Герольд.

Очень острые слова.

Оригинал взят у satchel17
в Очень острые слова.


Мне всегда нравилась английская идиома «to the hilt”
(«по рукоятку»), значащая «полностью, до конца».
Многие народы имеют сходные по значению идиомы, но одна
и та же мысль может быть выражена по-разному. И забавно
видеть, как холодное оружие формировало язык (а значит,
менталитет). У испанцев тут все в порядке.

Русское выражение «быть между молотом и наковальней» по-английски
будет «to be between a rock
and a hard place”
(«быть между камнем и твердой
поверхностью») - в общем, то же самое. А
по-испански: «estar entre
la espada y la pared”
, “оказаться между шпагой
и стеной». Совсем другое дело!
Русское «защищать до последнего» по-английски будет
«to defend tooth
and nail”
(«защищать зубами и ногтями»).
Неплохо. Но по-испански лучше: «defender a capa y espada”,
“защищать плащом и шпагой». Так и видишь, как боец,
не имея другого оружия и доспехов, дерется шпагой,
намотав плащ на левую руку, как щит.
«Это имеет свои плюсы и минусы» - довольно скучная фраза.
Как и английский аналог, «it has pros and cons”, почти то же
самое. А вот сказать
«es una espada de doble filo”
(“эта шпага -
обоюдоострая») гораздо веселей.
Впрочем, огнестрел тоже не забыт. "Он сам себе вырыл яму"
по-испански будет "Le
salio el tiro por la culata"
("Его пуля
вылетела из приклада").
Все эти идиомы широко распространены, в испаноязычных
странах их можно слышать постоянно.
Кстати, приятно вспомнить, как в Барселоне меня выгоняли
из морского музея. «Кабальеро, мы закрываемся». Хорошо
иногда побыть «кабальеро» - при том, что caballo я в жизни даже вблизи не видал.
Fernando Botero.Gentleman

Забавное.

OT:rhyme_addict


Тетя Тхай и тетя Песя бродили по пляжу и обсуждали,что не худо было бы
испечь струдель,да вот беда-нет изюма.


А.и Л Шаргородские. Шапиро и Дун.


Евреи в Китае.

С утра снег вчерашний за окнами таял...
Хлебал я чаёк, вспоминая про лето,
и думал: "А есть ли евреи в Китае?",
как будто бы важно за завтраком это.

Меня эти мысли заставили злиться,
хоть зряшными были на самом-то деле...
Но черные пейсы и желтые лица
в уме совмещаться никак не хотели.

Меня от фантазий безумных ломало,
меня поражали их цвет и всесилье,
И шли по Пекину не Дэны и Мао,
а Шмулик с Ароном да Сара с Рахилью.

Так день и промчался, нелепый и скорый,
и ночь предо мною раскрыла глубины...
Мне снился Конфуций, сидящий над Торой.

А рядом стояли азохунвэйбины.