lactoriacornuta . (lactoriacornuta) wrote,
lactoriacornuta .
lactoriacornuta

http://art-of-arts.livejournal.com/762688.html#comments

ИЗ САМЫХ СТАРЫХ МОИХ РАССКАЗОВ / OT: art_of_arts livejournal

Я был удивлён, не найдя у себя в ЖЖ одного из самых старых своих рассказов. Он в своё время был опубликован в одной из изданных в Питере книг, кроме того хранился на портале Стихи.ру - до тех пор, пока цензура не закрыла мой аккаунт как экстремистский. Рассказик не бог весть какая литература, ну всё равно, пусть уж все мои рассказы будут здесь, в одном месте. Для порядку.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АМЕРИКУ
(Из цикла ВТОРАЯ ВОЛНА)

Первые заработанные в Америке деньги жгли карман. Девятьсот долларов. Кроме шуток. Сумма, совершенно непредставимая для нормального человека. Если считать с оставшимися после платы за квартиру бумажками, они – зажиточные люди!

“Что ты думаешь делать с этими деньгами,” – спросила жена, тоже потрясённая неожиданно свалившимся богатством.

“Ясное дело, – уверенно сказал он, чувствуя, как в нём просыпается Настоящий Мужчина, – Давай купим автомобиль!”

“Ты уверен, что за эти деньги можно купить машину?”

Он снисходительно улыбнулся: “Вот подучишь язык, начнёшь читать газеты - увидишь, что здесь в Америке можно купить машины за ЛЮБУЮ цену! Гляди сюда, цифры-то ты понимаешь!” Он придвинул к ней густо усеянный объявлениями газетный листок: “Шевроле Импала, 1970 года, 100К миль на спидометре, девятьсот долларов. Или вот – джип, 1971-го, продаётся первым владельцем всего за тысячу. Конечно, это дороговато… А вот гляди сюда: Додж Поляра шестьдесят девятого года выпуска, всего за семьсот пятьдесят. Написано: очень мощный двигатель. Это автомобиль для большой семьи - и сами поместимся, и родителей, если надо, всегда можно взять с собой. В точности то, что нужно!”

Он уселся у телефона, и через десять минут в руках у него была бумажка с адресом владельца Доджа.

Судя по карте города, это было не слишком далеко, и они решили идти пешком, чтобы сэкономить на троллейбусных билетах. Плохо ориентируясь, они пробирались незнакомыми кварталами, подымались на какие-то горы, обходили крутые подпорные стенки, перебегали улицы в неположенных местах перед отчаянно сигналящим транспортом, переходили через трамвайные пути и пустыри. Вокруг не было ни души, и не у кого было бы спросить, правильно ли они шли. Эта часть города выглядела совсем иначе, чем в их районе. Вдоль улиц толпились одноэтажные грязные домишки со стенами, разрисованными завитками граффити. Наконец снова стали попадаться люди. Он обратился к пожилой негритянке с вопросом, как далеко им ещё идти, но она отпрянула от неожиданного звука и быстро перешла на другую сторону улицы. “Твой английский, видать, не сильно похож на настоящий,” – съязвила жена. “Сейчас всё выясним,” – он не поддался на провокацию и направился к двум стоявшим без дела на углу чёрным парнишкам. “Всё в порядке, – объявил он вернувшись, – это здесь, за углом.”

Дверь долго не открывали. “Наверное, не слышат звонка,” – и он стал стучать кулаком. Неожиданно дверь отворилась. На пороге стоял толстый чёрный мужик с банкой пива в руке: “Whadda'yawan’man?” Последовали объяснения: да, звонили по объявлению, насчёт Доджа Поляры, нельзя ли посмотреть автомобиль, да, готовы сразу забрать, если машина нормально работает и если сойдёмся в цене.

“Сойдёмся! – с уверенностью объявил толстяк, – сейчас ключ вынесу. Можешь пока пойти посмотреть на красавца, вон он стоит у бровки.”

У бровки стояла Мечта! Ни он, ни она никогда даже не думали о таком фантастическом автомобиле. Приземистый, длиной в пол-жилого квартала, широкий, как автобус, блестящий вишнёвой краской, на шинах с белыми кольцами – нет, не автомобиль, это был приготовившийся к прыжку в стратосферу космический корабль! Они переглянулись между собой. Сомнений не было.

Толстый негр появился, наконец, из дому и сказал: “Я заведу и разогрею мотор, а потом ты попробуешь проехать вдоль квартала.” Но это были уже формальности. Сойдёмся! Автомобиль завёлся со страшным рёвом, выпустил шлейф сизого дыма, затрясся. Постепенно двигатель перешёл на ровный гул, и негр показал рукой – давай, мол, езжай, пробуй.

Только усевшись в кресло водителя, он понял, что Поляра не напрасно производила впечатление космического корабля: он тронул педаль газа, автомобиль взревел и прыгнул вперёд, как выпущенный из катапульты. Да, это тебе не Жигули, подумал он, вращая пальцем послушный руль.

Переговоры о цене автомобиля были недолгими. Через четверть часа негр согласился уступить сто долларов, получил свои 650, подписал какие-то бумажки, и высокие договаривающиеся стороны ударили по рукам.

Всю неделю машина стояла запаркованной ну улице под окнами их квартиры. Он думал о ней, сидя на работе. Иногда он вставал ночью, чтобы посмотреть на ИХ автомобиль, вишнёво сверкавший в свете уличного фонаря.

Наконец в воскресенье он и она, с бьющимися сердцами, уселись в СВОЙ ДОДЖ и поехали прихватить родителей – поедем мол осматривать город. “If my friends could see me now! – несся развесёлый бит из приёмника, – Ах, если бы мои друзья могли меня видеть сейчас!”

“В этой машине на заднем сиденье спать можно,” – сказала мать, заглянув внутрь. “И не только спать!” – гордо согласился он, подмигнув жене.

Они ехали на восток, в сторону, противоположную океану. В самом деле, очень мощный двигатель, думал он. Уйти первым с перекрёстка на зелёный свет? - нет проблем!. Единственное неудобство заключалось в невероятной ширине кузова – машина с трудом вписывалась в полосу движения. На полдороге к заливу пришлось остановиться на заправке – залить бак. Он смотрел с нарастающей тревогой за прыгающими цифрами на табло бензоколонки: только сейчас пришло ему в голову, что этот монстр и бензин жрал, как космический корабль. Счётчик отсчитал двадцать пять галлонов. Стараясь чтобы никто из членов семьи не заметил безумных цифр, он быстро расплатился, и они поехали дальше.

Этот район в финансовом центре города был ему еще не знаком. Неожиданно оказалось, что полоса движения ведёт на мост. Сменить ряд на мастодонте в плотном потоке машин не было никакой возможности. Дорога уводила прочь из города. Они уже ехали по мосту через залив. “Возьми первый же выход, – заволновался папа, – а то мы чёрт-те куда уедем.”

Первый выход с моста вывел их в туннель, затем дорога круто завернула по склону горы, и наконец машину вынесло на широкую бетонную полосу, ограждённую по бокам оранжевыми конусами, запрещавшими съезд в стороны.

Это был остров посреди залива. За пакгаузами у пирсов стояли военные корабли. Дорога впереди упиралась в белый шлагбаум, перед шлагбаумом у будки стоял здоровенный мужик в военной форме, с каской, меченной крупными белыми буквами “МР”. Над будкой большущими буквами было написано:

БАЗА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ
ВЪЕЗД ПОСТОРОННИМ ЛИЦАМ ЗАПРЕЩЁН

Резко сбавив ход, он повернулся к отцу: “Мы на военной базе. Впереди пост военной полиции. У нас с собой нет никаких документов. Все мы явные иностранцы. Что будем делать?”

Oтец, отставной офицер, быстрее других сообразил, в которую беду они попали. “Ну, вот тебе и американское приключение, сынок, – едко сказал он, – Ты хоть понимаешь, что для них мы – советские шпионы, и доказать ничего будет нельзя? Представляешь, как с такими путешественниками поступают?!..”

Выхода не было. Сдавать назад было поздно – вплотную за ними уже стояли два автомобиля. Вбок съезда тоже не было. А парень в каске МР изо всех сил жестикулировал, показывая обеими руками, чтоб двигались к нему, вперёд.

Сжав руль дрожащими от напряжения пальцами, он медленно подвёл машину к полицейскому, открыл окошко и, путая от напряжения английские слова, еле вращая сухим языком, прохрипел: “Сэр, мы нечаянно взяли неправильный выход с моста. Мы не хотели заехать на базу. Мы вообще не знали, что здесь база...”

“It’s OK, – перекидывая жевательную резинку с одной стороны рта на другую, широко улыбнулся МР, – всё в порядке. Нет проблем. Здесь тебе не развернуться. Заезжай на территорию базы, проедешь ярдов триста, там будет разворот, который выведет тебя наружу.”

Он похлопал рукой по капоту и махнул рукой: “Keep movin’, man!" - Давай, двигай!

Ну вот, теперь, дай бог не пропустить поворота на выход. Вот наконец и поворот этот проклятый. Они подъехали к полицейской будке, уже по противоположной полосе. Чувствуя необыкновенный прилив радости, он высунулся из окна доджа и помахал рукой военному полицейскому: “Cпасибо, сэр!”

“Откуда вы, ребята?” – осклабился белыми зубами полицейский.

“Из России!”

“Из России с любовью, – пошутил МР, и тоже махнул рукой, – добро пожаловать в Америку.”

Всю дорогу домой отец сидел на заднем сидении с суровым выражением лица и качал головой, повторяя: “Америка обречена. У них нет ни малейшего шанса против СССР. Никакой воинской дисциплины. Стране, которая позволяет кому угодно заезжать на военные базы и не арестовывает нарушителей, в этом мире не выжить!...”
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments