Category: образование

Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

А. и Л. Шаргородские.
Про боцмана Кацмана и лоцмана Шварцмана.

:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::



Всe лето мы проводили на Рижском взморье,на станции Авота,которой уже больше нет,где было море,,и дюны,и бескрайний пляж,по которому,как нам тогда казалось,можно было дойти до самой Швеции...Но никто,правда, не доходил.И вот с этих дюн,с этого пляжа,почти что из Швеции,каждый год надо было возвращаться назад,в наш Ленинград,в город трех революций.Мы тогда еще любили революции,все три,и вообще революцию,и улицу Марата,и его самого,а также Дантона и Робеспьера,хотя улиц в их честь не было.
Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

Нужна помощь в одном вопросе:

Нужна помощь в одном вопросе:

Сколько студентов из США обучается на сегодняшний день
в Московском Университете?

Проблизительное количество.И ссылку,пожалуйста на данные.

Fernando Botero.Gentleman

А.и Л. Шаргородские. ПРО БОЦМАНА КАЦМАНА И ЛОЦМАНА ШВАРЦМАНА ( из сборника :Факультет фаршированной

А.и Л. Шаргородские.
ПРО БОЦМАНА КАЦМАНА И ЛОЦМАНА ШВАРЦМАНА
( из сборника :Факультет фаршированной рыбы")
Все лето мы проводили на Рижском взморье, на станции Авоты, которой
уже больше нет, где было море, и дюны, и бескрайний пляж,
по которому, как нам тогда казалось, можно было дойти до
самой Швеции… Но никто, правда, не доходил. И вот с этих
дюн, с этого пляжа, почти что из Швеции, каждый год надо было
возвращаться назад, в наш Ленинград, в город трех революций. Мы
тогда еще любили революции, все три, и вообще революцию, и
улицу Марата, и его самого, а также Дантона и Робеспьера, хотя
улиц в их честь не было.
Дело, в общем, было не в том, что надо было возвращаться в
Ленинград. Потому что, если б мы возвращались в Зимний
дворец, или в особняк балерины-Кшесинской, или, на
худой конец, в обычную квартиру с окнами на Неву или
хотя бы на Фонтанку, — это была бы ерунда. Но мы возвращались в нашу
комнату, темную даже в солнечный день, которых в Ленинграде,
как утверждают, всего тридцать пять в году. И то по подсчетам
советских метеорологов. Там было темно, по тогдашнему выражению,
как у негра в желудке… Там кончался безбрежный пляж, и казалось,
что нигде нет ни моря, ни неба, ни красного солнца, которое в Авоты в
июне садится в одиннадцать часов в это самое море, а вы купаетесь
и плывете к нему, а оно все уходит, уходит, и, наконец, исчезает,
чтобы завтра подняться над соснами… В этой комнате казалось, что
вообще нет солнца, что оно утонуло, а есть только двадцать метров,
пусть и квадратных, из которых шестнадцать занимали двустворчатый
зеркальный шкаф, коричневый буфет, деревянная кушетка, квадратный
стол, на который было лучше не опираться, и стулья, при взгляде на
которые хотелось стоять… Стол и стулья пели, как впрочем, и вся
остальная мебель. Это была не обстановка, а сводный хор…
Итак, шестнадцать квадратных метров занимал скрипичный оркестр,
а остальные четыре — мы четверо. Каждому — по метру. По полному
метру, на котором мы учились, танцевали, думали, проверяли тетради,
боялись, ожидали письма от тети Маши, дня получки, стипендии, ночного
стука в дверь и благодарили товарища Сталина за счастливое детство. К
сожалению, больше нам его благодарить было не за что. Все-таки он
каждому дал по метру, эталон которого хранился в Севре, близ
Парижа. Причем наш метр, если вы помните, был значительно лучше:
он был квадратным!
В тот год возвращаться из Авоты особенно не хотелось. Помимо тесной
комнаты и тех же трех революций надо было еще поступать в институт.
Боже мой, легче было сделать революцию. Но надо было поступать.
Почему? — спросите вы. Потому что еврей должен обязательно поступать.
Ради этого живет его отец. Мать. Тетя. И даже тетин муж. Это они
видят в своих снах и наяву. Об этом мечтают. И об этом просят
Бога, даже если они и неверующие. Потому что если они не поступали,
если они не кончили институт, то хотя бы должны кончить их дети. А
уж если они сами кончили, как же могут не кончить их дети? Во всех
случаях, как ни крути, а получается, что надо поступать.
Институт был для нас таким же обязательным делом, как служба в
армии, которая была необязательной, только если вы поступили в
институт. Куда поступали евреи? Они поступали туда, куда они
не хотели. Потому что там, куда они хотели, — не хотели их. Их
не хотели в Университет и в Институт международных отношений,
их не хотели в Институт тяжелого машиностроения и в Институт легкого.
Их даже ж хотели в Ветеринарный — потому что они могли отравить
корову. А что удивительного — хотели же они отравить Сталина!
А для того, кто мог отравить Сталина, ничего не стоило отравить корову.
А при тогдашнем положении с мясом, это могло кончиться всеобщим
голодом. Впрочем, как и при нынешнем.
Поэтому, что ни говорите, но если исходить из экономического положения,
отравление товарища Сталина было значительно экономически выгодней,
чем отравление одной коровы, пусть даже не молочной. Да, это был
именно тот год, когда евреи с помощью своих врачей пытались отравить
отца и учителя всего человечества. То есть готовили не просто убийство,
а отцеубийство. И они, конечно же, просчитались, потому что надо быть
полным идиотом, чтобы пытаться отравить бессмертного вождя. Надо
быть полным кретином, чтобы посягнуть на вечного, как вечный жид, грузина!..
Все тогда только кругом и говорили об этих убийцах в белых халатах.
Больше всего всех возмущали эти халаты. Можно было подумать, что
сними халат и иди себе спокойно убивай.
В поликлиниках и больницах вдруг стало тихо и пусто, и не потому,
что всех вылечили или все перемерли с горя, а потому, что многие
врачи были евреями, и если они уж
подняли руку на самого Сталина, то им ничего не стоит опустить ее
на менее великого и совсем не бессмертного пациента.
Видимо, оттого, что у врачей не было никакой работы, было
решено их всех, вне зависимости от специализации, отправить в Сибирь.
А заодно и всех остальных
евреев — чтобы врачам, видимо, было кого лечить. Не оставлять же их
в самом деле без работы. И когда уже все
было готово, когда все уже было вот-вот, случилось совершенно
непредвиденное: бессмертный вождь вдруг умер. И все. И остался
только один бессмертный — Ленин. Правда, тоже в гробу.
И еще оказалось, и тоже неожиданно, что врачи-убийцы вовсе не
убийцы, а наоборот, очень порядочные люди, почти Айболиты,
которые давали этому Бармалею самые хорошие таблетки и
самые сладкие микстуры и нежно кололи в бессмертную часть
тела отца и учителя витамины «А» и «В» и даже «Е»!
И все это было даже немножечко жаль. Уж лучше бы они действительно
лишили народы отца, а все человечество — учителя, — на несколько лет раньше.
И вот в это веселое время я поступал в институт. Мы вернулись из
Авоты, расставили чемоданы с яблоками и сразу же начали поступать.
Я говорю «мы», потому что поступал я, но всюду меня сопровождала мама.
Никто не знал, куда поступать, но все говорили, что берет Институт
водного транспорта. Никто не знал, почему водный транспорт так
нуждался в евреях, — может быть, чтоб их потом разом утопить,
как псов-рыцарей, не знаю, во всяком случае в институт приплыло
немало будущих картавых капитанов, большинство из которых не
умело плавать и не видело моря.
Collapse )
нецке.

цены и торговля в античности.

цены и торговля в античности .


Реальная покупательная способность денег в различных греческих государствах
в разные исторические периоды не была одинаковой и зависела от общего состояния
экономики данного государства. Однако характерно общее неуклонное понижение
денежного курса, особенно ощутимое в эпоху эллинизма.
В Гомеровском обществе хорошо обученная рабыня, согласно данным «Илиады»,
стоила 4 быка, а по данным «Одиссеи» - 20 быков. В классической Греции цены на
рабов приблизительно были следующими: на раба-мужчину 70-300 драхм, на
рабыню 135-220 драхм. Освобождались рабы обычно за выкуп от трех до пяти
мин. В афинских надписях сохранились списки рабов вместе с их стоимостью.
Так в надписи конца V в. до н. э. перечислены рабы Кефисодора, жившего в
Пирее: «фракиянка 165 драхм, фракиянка 135 драхм, фракиец 170 драхм,
сириец 240 драхм, кариец 105 драхм, иллириец 161 драхма, фракиянка 220
драхм, фракиец 115 драхм, скиф 144 драхмы, иллириец 121 драхма, колх
153 драхмы, молодой кариец 174 драхмы, мальчик из Карии 72 драхмы, сириец
301 драхма, фессалиец 151 драхма». Обученные ремеслам и образованные
рабы ценились обычно дороже.
Продукты питания в V-IV вв. до н. э. стоили сравнительно дешево. Рыба стоила
несколько драхм(?) за штуку. Даже такой деликатес, как угри из Копаидского
озера в Беотии, стоили в V в. до н. э. 3 драхмы. Соленая рыба ценилась по 5 халков за штуку.
Живой бык в VI веке целился в 5 драхм, а в 410 г. до н. э. стоил уже 51 драхму
. Свинья в 413 г. до н. э. стоила 3 драхмы. Судя по комедиям Аристофана,
афинская семья, состоящая из 3-4 человек, могла в день обходиться, тратя
на питание 3 обола. По материалам Делосских надписей в конце IV-III вв. до н. э.
пшеница стоила 6 драхм и 5 оболов за медимн, но цена колебалась в пределах
4-8 драхм. 1 метрет оливкового масла стоил 55 драхм в 305 г. до н. э., но к
250 г. до н. э. цена понизилась до 16-18 драхм. Средний заработок афинского
ремесленника составлял от 1/3 до 1 драхмы в день, каменотес получал 1 драхму,
а моряк - 2 обола. Периклом была введена оплата должностных лиц - гелиасты
получали 2 обола в день, архонты 4 обола, булевты - 5 оболов. Теорикон - плата
на зрелищные предприятия равнялась в это время 2-6 оболам. Таким образом,
ценность серебряной драхмы была значительной.
В Риме в эпоху поздней республики по сведениям, сообщенным Цицероном,
поденщик получал 3 сестерция в день, что приблизительно равнялось стоимости 1 модия пшеницы.
Мои дополнения: (Из разных источников). В Афинах 5 – 6 века до н. э. жалование
гоплита 4 – 6 оболов в день. Каменщик-чернорабочий получал 3 обола. Школьный
учитель 500 – 1000 драхм в год. (Что-то не верится. Хотя написано что школы
были платными, плюс дотации государства). Медимн зерна стоил 5 драхм, то есть
дневной рацион хлеба обходился немногим более половины обола. Барана
можно было купить за 10 драхм. Столько же стоил хитон – обычная одежда
простолюдина.
Казенные заработки
Плата за вырезку на камне народных постановлений и других государственных
документов: от 10 до 60 драхм, смотря по величине документа
Плата архитекторам: 2—4 драхмы в день
Путевые издержки послов: 2—3 драхмы в день
Плата квалифицированному строителю: 1—2 драхмы в день
Плата учителям: более 1 драхмы в день
Плата всаднику: 1 драхма в день, включая содержание коня
Плата рядового гоплита: 5—6 оболов в день
Плата матросам: 3—4 обола в день
Плата рабам на строительстве: 2—3 обола в день
Плата на продовольствие: 2 обола в день

Цены в греческих полисах
Книга: 100 мин за 3 книги Пифагора (Диоген Лаэртский, кн.3)
Хороший дом в Афинах: 30 мин (стоимость дома отца Демосфена)
Красивая танцовщица-наложница: 20—30 мин
Образованный раб: до 5 мин
Раб-ремесленник: 3—4 мины
Лошадь: 3—12 мин
Простой раб: 2 мины в среднем (200 драхм)
Хороший плащ: 10—20 драхм
Сандалии: 6—8 драхм
Теленок: 5 драхм
Овца: 2 драхмы
Посещение борделя: 2—6 оболов, плата за вход и подарок жрице любви
Театр: 2 обола за место
1 кг пшеницы: меньше 1 обола
1 л вина: 1/2 обола за дешёвое фракийское
\

http://numizmat.ru/forum/showthread.php?p=97454

http://www.sno.pro1.ru/lib/antichnaya_civilizaciya/4.htm
нецке.

Пишется по разному, произносится-одинаково.

В английском языке есть масса слов,которые произносятся
абсолютно одинаково,но пишутся совсем по разному,
потому что это-РАЗНЫЕ слова.Часто это глагол/существительный/ галгол/в прошедшем времени

В этом списке я напишу ряд таких примеров:

Threw/through

bear/bare

their/there

sow/sew/so


flew/flu

pear/pare/pair

time/thyme

peek/peak

hour/our


meet/meat

do/dew

steal/steel

none/nun


one/won

no/know

knew/new

two/too/to

night/knight


eye/I

bale/bail


deer/dear

beet/beat


lone/ to loan

sole/soul

peek/peak

main/mane

stare/stair


hare/hair

meet/meat

steal/steel

which/witch

course/coarse


Update:Хочу добавить,что 2/3 всех приведенных здесь слов-примеры моей жены,Карен.Она-
-коренная американка,окончила 2 колледжа и написала десятки эссе и дипломную работу.
И грамматика, стилистикa и произношение английское у нее-безупречное и она
"Слышит" слова так,как они произносятся ЗДЕСЬ,в США и Канаде.

Безусловно,есть разница в ПРОИЗНОШЕНИИ (и даже написании) некоторых слов в США,и,скажем,
в Южной Африке,Австралии,Новой Зеландии.

Но за все приведенные здесь примеры я могу ручаться:их проверила и
некоторые забраковала) моя жена,а ее знанию английского я
вполне могу доверять.
средневековый монах-переписчик.

Приметы и суеверия студентов.

Приметы и суеверия студентов.

Особое спасибо за наводку o статуе Гигеи sir_nigel



Вспоминая свои поездки к бабушке (она когда-то жила в доме Ленэнерго,
Питере,напротов Марсова поля и Спаса на крови),я вспомнил одну вещь:
проезжая на трамвае 14-м к ул Куйбышева,я весной всегда видел одну вещь:
бронзовую статую Гигеи у Военно-медицинской академии.Ее груди с
веркали в лучах восходящего ( заходящего ) солнца, каждый май и июнь.
Обе груди статуи по традиции начищают до блеска; ежегодно в
ыпускники ВМА чистят ей бронзовую грудь до блеска и полируют пастой ГОИ.
Ничего не поделаешь-традиция! :)


rpw93872d4f3

1560517b0fffa8fcd6a144c54947e38c







Собираясь на экзамен,

Валя говорила:

- Если только палец мамин

Окунуть в чернила…

Если я в пути не встречу

Ни единой кошки

Или вовремя замечу

И сверну с дорожки.

То, по всем моим приметам,

Получу по всем предметам

Круглые пятерки!

С. Маршак

-Примет каких-то особых не помню, но точно знаю, что
ходили некоторые в храм поставить свечку Николаю-чудотворцу
(в надежде на "чудо сдачи сессии").:)
-Нельзя было приходить на экзамен с чистой головой
(чтоб не "смыть накопленные знания").:)


Collapse )Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

Но без доверия народа государство не сможет устоять.

" В государстве должно быть достаточно пищи, должно быть достаточно оружия и народ должен доверять правителю.
Цзы-гун спросил: "Чем прежде всего из этих трех можно пожертвовать, если возникнет крайняя необходимость?"
Учитель ответил: "Можно отказаться от оружия".
Цзы-гун спросил: "Чем прежде всего можно пожертвовать из оставшихся двух, если возникнет крайняя необходимость?"
Учитель ответил: "Можно отказаться от пищи. …Но без доверия народа государство не сможет устоять".

Конфуций.


    Цзы-гун спросил: «(В чем состоит) управление?» Философ сказал: «(Ежели) довольно пищи (нет недостатка в съестных припасах), довольно оружия, (все приготовлено к отражению врага, то) народ (будет) верен». Цзы-гун сказал: «(Ежели) непременно, по необходимости, придется отбросить (одно) из этих трех, то которое прежде?» (Философ) сказал: «Отбросить оружие». Цзы-гун сказал: «(Ежели) непременно необходимо будет отбросить одно из этих двух, которое прежде?» Философ сказал: «Отбросить пищу, (потому что) в древности (от сотворения мира) все умирают, но народ без доверия не устоит».
(Перевод В. П. Васильева)
 
Collapse )
 
Fernando Botero.Gentleman

Мне нужно найти своих бывших одноклассников.


Мне нужно найти своих бывших одноклассников.

По ряду обстоятельств,я не могу выйти на "Одноклассники.Ру".
Если у кого-нибудь есть выход на этот сайт
,не поможете мне найти  нескольких человек,с  которыми я учился в 509-й школе с 1963 по  1970-й год.

509-я школа Московского рай она, г.Ленинград.
2-8 й "В" класс.
(Рядом с универмагом "Синтетика"(недалеко от Новоизмайловского Проспекта)

Если у кого-то есть выход на сайт "Одноклассники.Ру", напишите мне на мою личную почту,пожалуйста.    i.sartorius@gmail.com
Буду очень признателен за помощь.