Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

А. и Л. Шаргородские.
Про боцмана Кацмана и лоцмана Шварцмана.

:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::



Всe лето мы проводили на Рижском взморье,на станции Авота,которой уже больше нет,где было море,,и дюны,и бескрайний пляж,по которому,как нам тогда казалось,можно было дойти до самой Швеции...Но никто,правда, не доходил.И вот с этих дюн,с этого пляжа,почти что из Швеции,каждый год надо было возвращаться назад,в наш Ленинград,в город трех революций.Мы тогда еще любили революции,все три,и вообще революцию,и улицу Марата,и его самого,а также Дантона и Робеспьера,хотя улиц в их честь не было.
Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

"Счастливые" памятники: что потереть и в какое место поцеловать ::::::::::::::::::::::::::::::::::::

"Счастливые" памятники: что потереть и в какое место поцеловать
:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
https://philologist.livejournal.com/8621628.html


Общие правила для ищущих счастья: везде, где видите скопление монеток, бросайте свою; если у памятника что-то натерто до блеска - обязательно прикоснитесь к этому месту.
В Москве летом откроют памятник студенческим приметам. Он появится в парке 850-летия Москвы в Марьино. Открыть памятник планируют 27 июня, в День российской Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

Оксфорд-университетский город.

Честно говоря,у меня были не то что сомнения..а скорее,
не был уверен в
выборе города в Велкобритании,где мы остановимся в качестве "базы".
Хотелось ведь посмотреть и Лондон,и Кембридж, и Йорк..
Но... времени было мало. На один только Лондон нужно было
дня 3..не меньше.
Про Йорк,который был далеко на северe,я уже и не говорю.

Поэтому,выбор мы сделали именно на маленьком Оксфорде..и вот почему.
И я и Карен уже давно "заболели" такими британскими телесериями,как:

Инспектор Морс,
Инспектор Луис
Эндевор
...

И все эти серии были сняты именно в Оксфорде,а все
детективы этой серии связаны с университеской
жизнью этого чудесного города.

так что остановились мы именно на Оксфорде.
..и не пожалели.

Во-первых,во-вторых и третьих,Оксфорд-это не
просто Оксфордксий колледж,
а целый университет,
состоящий их 38(!!!) небольших колледжей,со своим гербом,
специализацией,факультетами,
историей.
Дата основания Оксфорда уходит корнями
в 13-й век,когда группа английcких судентов,которые из-за
разногласия между французской и aнглийской короной,выHуждены были
вернуться назад, в Англию.
Там они основали группы(называемые часто "коллегиями") и
именно отсюда идет слово
Колледж",кстати.
Со временем,колледжей в Оксфорде становится всe
больше
и больше...а возле
колледжей стал расти и
собственно Оксфорд.
Оксфорд-необычайно красив и живописен,в его центральной
части не строят
новые дома, а используют старые даже для
бизнесов,кафе,баров,ресторанов.

Я бродил по нему часами,и не надоедало.

Что особенно красиво в Оксфорде-это его чудесная,я бы сказал,
совершенно сказочная архитектура.
И просто бродить по нему-интересно,как по красивому музею.
В музей Ашмолиан мы тоже,кстати,зашли.
И-не пожалели,потому что музей-очень хороший,
и не очень там много народу,кстати.Что делает его еще более
привлекательным.Музей-бесплатный,между прочим.

Что еще приятного в Оксфорде-это невероятная вежливость,корректность,
дружелюбие его жителей и студентов. Нас ни разу не обманули,не
нахамили,не обсчитали.
И не предлагали всякую хрень напродажу,как в Италии или Франции.
Вообще вежливость и дружелюбие в Великобритании я бы поставил
в один ряд с такими
странами,как:
(в которых я побывал)
Швейцария,
Швеция,
Финлядния,
Канада.

..а из американских штатов-Миннесота,вне всякого сомнения.
Люблю вежливых людей..и люблю вежливые страны.

Это всегда приятно.
Я и сам-человек вежливый и хамства и в России не любил.
(и не только в России)
Поэтому вежливость и открытость людей всегда ценю
и уважаю.
Fernando Botero.Gentleman

Нужна помощь в одном вопросе:

Нужна помощь в одном вопросе:

Сколько студентов из США обучается на сегодняшний день
в Московском Университете?

Проблизительное количество.И ссылку,пожалуйста на данные.

Marcella.

Отрывки из школьных сочинений










Отрывки из школьных сочинений





В школьные годы каждый из нас писал сочинения и все, конечно, помнят
как это было тяжело и мучительно. У кого-то получалось лучше, у
кого-то хуже, но в любом случае бывает очень интересно почитать
свою писанину спустя годы. Смешные, оригинальные, но несуразные
мысли рождали на свет потрясающие шедевры юмористического жанра.
Наверное, стоит только представить реакцию учителей, которые хохотали
и рыдали при появлении очередного опуса. Посмотрите на отрывки школьных
сочинений, которые писали дети, и зарядитесь отличным настроением на всю пятницу!

Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

когда бывало в универе
мне предлагали интеграл
я на него смотрел бывало
и брал
Fernando Botero.Gentleman

А.и Л. Шаргородские. ПРО БОЦМАНА КАЦМАНА И ЛОЦМАНА ШВАРЦМАНА ( из сборника :Факультет фаршированной

А.и Л. Шаргородские.
ПРО БОЦМАНА КАЦМАНА И ЛОЦМАНА ШВАРЦМАНА
( из сборника :Факультет фаршированной рыбы")
Все лето мы проводили на Рижском взморье, на станции Авоты, которой
уже больше нет, где было море, и дюны, и бескрайний пляж,
по которому, как нам тогда казалось, можно было дойти до
самой Швеции… Но никто, правда, не доходил. И вот с этих
дюн, с этого пляжа, почти что из Швеции, каждый год надо было
возвращаться назад, в наш Ленинград, в город трех революций. Мы
тогда еще любили революции, все три, и вообще революцию, и
улицу Марата, и его самого, а также Дантона и Робеспьера, хотя
улиц в их честь не было.
Дело, в общем, было не в том, что надо было возвращаться в
Ленинград. Потому что, если б мы возвращались в Зимний
дворец, или в особняк балерины-Кшесинской, или, на
худой конец, в обычную квартиру с окнами на Неву или
хотя бы на Фонтанку, — это была бы ерунда. Но мы возвращались в нашу
комнату, темную даже в солнечный день, которых в Ленинграде,
как утверждают, всего тридцать пять в году. И то по подсчетам
советских метеорологов. Там было темно, по тогдашнему выражению,
как у негра в желудке… Там кончался безбрежный пляж, и казалось,
что нигде нет ни моря, ни неба, ни красного солнца, которое в Авоты в
июне садится в одиннадцать часов в это самое море, а вы купаетесь
и плывете к нему, а оно все уходит, уходит, и, наконец, исчезает,
чтобы завтра подняться над соснами… В этой комнате казалось, что
вообще нет солнца, что оно утонуло, а есть только двадцать метров,
пусть и квадратных, из которых шестнадцать занимали двустворчатый
зеркальный шкаф, коричневый буфет, деревянная кушетка, квадратный
стол, на который было лучше не опираться, и стулья, при взгляде на
которые хотелось стоять… Стол и стулья пели, как впрочем, и вся
остальная мебель. Это была не обстановка, а сводный хор…
Итак, шестнадцать квадратных метров занимал скрипичный оркестр,
а остальные четыре — мы четверо. Каждому — по метру. По полному
метру, на котором мы учились, танцевали, думали, проверяли тетради,
боялись, ожидали письма от тети Маши, дня получки, стипендии, ночного
стука в дверь и благодарили товарища Сталина за счастливое детство. К
сожалению, больше нам его благодарить было не за что. Все-таки он
каждому дал по метру, эталон которого хранился в Севре, близ
Парижа. Причем наш метр, если вы помните, был значительно лучше:
он был квадратным!
В тот год возвращаться из Авоты особенно не хотелось. Помимо тесной
комнаты и тех же трех революций надо было еще поступать в институт.
Боже мой, легче было сделать революцию. Но надо было поступать.
Почему? — спросите вы. Потому что еврей должен обязательно поступать.
Ради этого живет его отец. Мать. Тетя. И даже тетин муж. Это они
видят в своих снах и наяву. Об этом мечтают. И об этом просят
Бога, даже если они и неверующие. Потому что если они не поступали,
если они не кончили институт, то хотя бы должны кончить их дети. А
уж если они сами кончили, как же могут не кончить их дети? Во всех
случаях, как ни крути, а получается, что надо поступать.
Институт был для нас таким же обязательным делом, как служба в
армии, которая была необязательной, только если вы поступили в
институт. Куда поступали евреи? Они поступали туда, куда они
не хотели. Потому что там, куда они хотели, — не хотели их. Их
не хотели в Университет и в Институт международных отношений,
их не хотели в Институт тяжелого машиностроения и в Институт легкого.
Их даже ж хотели в Ветеринарный — потому что они могли отравить
корову. А что удивительного — хотели же они отравить Сталина!
А для того, кто мог отравить Сталина, ничего не стоило отравить корову.
А при тогдашнем положении с мясом, это могло кончиться всеобщим
голодом. Впрочем, как и при нынешнем.
Поэтому, что ни говорите, но если исходить из экономического положения,
отравление товарища Сталина было значительно экономически выгодней,
чем отравление одной коровы, пусть даже не молочной. Да, это был
именно тот год, когда евреи с помощью своих врачей пытались отравить
отца и учителя всего человечества. То есть готовили не просто убийство,
а отцеубийство. И они, конечно же, просчитались, потому что надо быть
полным идиотом, чтобы пытаться отравить бессмертного вождя. Надо
быть полным кретином, чтобы посягнуть на вечного, как вечный жид, грузина!..
Все тогда только кругом и говорили об этих убийцах в белых халатах.
Больше всего всех возмущали эти халаты. Можно было подумать, что
сними халат и иди себе спокойно убивай.
В поликлиниках и больницах вдруг стало тихо и пусто, и не потому,
что всех вылечили или все перемерли с горя, а потому, что многие
врачи были евреями, и если они уж
подняли руку на самого Сталина, то им ничего не стоит опустить ее
на менее великого и совсем не бессмертного пациента.
Видимо, оттого, что у врачей не было никакой работы, было
решено их всех, вне зависимости от специализации, отправить в Сибирь.
А заодно и всех остальных
евреев — чтобы врачам, видимо, было кого лечить. Не оставлять же их
в самом деле без работы. И когда уже все
было готово, когда все уже было вот-вот, случилось совершенно
непредвиденное: бессмертный вождь вдруг умер. И все. И остался
только один бессмертный — Ленин. Правда, тоже в гробу.
И еще оказалось, и тоже неожиданно, что врачи-убийцы вовсе не
убийцы, а наоборот, очень порядочные люди, почти Айболиты,
которые давали этому Бармалею самые хорошие таблетки и
самые сладкие микстуры и нежно кололи в бессмертную часть
тела отца и учителя витамины «А» и «В» и даже «Е»!
И все это было даже немножечко жаль. Уж лучше бы они действительно
лишили народы отца, а все человечество — учителя, — на несколько лет раньше.
И вот в это веселое время я поступал в институт. Мы вернулись из
Авоты, расставили чемоданы с яблоками и сразу же начали поступать.
Я говорю «мы», потому что поступал я, но всюду меня сопровождала мама.
Никто не знал, куда поступать, но все говорили, что берет Институт
водного транспорта. Никто не знал, почему водный транспорт так
нуждался в евреях, — может быть, чтоб их потом разом утопить,
как псов-рыцарей, не знаю, во всяком случае в институт приплыло
немало будущих картавых капитанов, большинство из которых не
умело плавать и не видело моря.
Collapse )
Fernando Botero.Gentleman

(no subject)

В прошлом своём посту зашла речь о той(безусловно значительной)
роли,которую дают нам учителя в школе.
О той "прививке" интереса,часто ЛЮБВИ на всю  жизнь) к тому или иному предмету,
который эти учителя не просто любят..но и обладают редчайшим даром донести эту любовь ДРУГИМ,
своим ученикам.

Эту роль нельзя переоценить.

Сказавши все это,хочу отметить некоторые личные вещи.

Например, интерес к книге у меня возник задолго до того,
как я научился читать.. все остальное было,
как говорится,делом навыка.

Интерес-любовь-страсть к таким предметам,как
сказка,легенда,фантастика,
история,искусство,литература,архитектура,археология,языки и лингвистика
палеонтология и палеоботаника,

все это пришло как бы само собой.

Можно даже сказать,что все  это кипело внутри..
а школа, учителя,
книги,музеи
дали просто окоончательный толчок-тому,что уже было готово к ВОСПРИЯТИЮ
полученных знаний и наблюдений...


нецке.

(no subject)

Самоконтроль(зен-буддизм)

Однажды рядом с буддистским монастырем произошло землетрясение.Здания тряслись и
несколко зданий рухнуло на землю.Монахи были перепуганы.

Когда землетрясение окончилось,учитель сказал:",-Вот теперь вы все смогли увидеть как человек,идущий по тропе
зен-буддизма проявляет себя в такой ситуации.Вы наверное заметили,что я не был подвержен панике.Я знал
точно,что нужно было делать и именно поэтому я повёл вас в кухню,которая расположена в самой устойчивой
части монастыря.Вы все спаслись и никто даже не ранен.Однако,несмотря на мой самоконтроль,я всё же был
в небольшом напряжении.Вы могли догадаться об этом,потому что я выпил большой стакан воды,чего я обычно не делаю".

Один из монахов мягко улыбнулся ,но ничего не сказал.
",-Почему ты улыбаешься?"- спросил его учитель.
",-Это была не вода",-ответил ученик",-это был большой стакан соевого соуса."